Вопрос № 71 Изменения в системе и источниках права буржуазных стран после 1917 г.

Существенные изменения произошли в системе источников буржуазного права. В странах романско-германского права сохранилось его деление на публичное и частное, но одновременно с этим возникло множество комплексных отраслей права и законотворчества, в котором объединились нормы как публичного, так и частного права. Это экономическое, акционерное, право соц.обеспечения, банковское право, законодательство о здравоохранении, образовании.

В странах англосаксонского права и в ХХ в. основным источником оставался судебный прецедент, но при этом активно развивалось и статутное право и предпринимались попытки его систематизации.

В Великобритании начинали издаваться консолидированные законы. Во всех буржуазных странах в системе источников повышенную роль актов исполнительной власти. Активно развивалось делегированное законодательство.

Центральная отрасль – гражданское право.

Государство стало заниматься активной экономической предупредительной деятельностью, т.е. расширенная доля государственной собственности и возникла на основе акционирования смешанной государственной частной собственности. Изменилась сама трактовка частной собственности, по-прежнему за способом закрепления правомочия, владения, пользования и распределения.

Так в Конституции Германии 1919 г. в ст.153 закрепление: собственность обязывают, и собственник должен пользоваться самим имуществом с учетом общего блага.

В ХХ веке усложнились вещно-правовые отношения. Возникло множество титульных владельцев вещей помимо собственников.

В условиях монополизма возникла реальная угроза свободной конкуренции, поэтому во всех развитых странах развивается антимонопольное законодательство. Еще в конце ХIХ века в США был принят закон Шермана, который запрещал соглашения, в том числе и между предпринимателями, (F: картель), который ограничивал свободу конкуренции.

Уголовное буржуазное право в узком в русле его гуманизации. Были окончательно упразднены членовредительские, мучительные и позорящие наказания. Решение за отмену смертной казни в западноевропейских странах привело к упразднению этой меры.

Основная цель уголовного наказания – временная изоляция и перевоспитание преступника. Соответственно, был значительно смягчен режим тюрем заключения, и разработаны правовые механизмы учета перевоспитания преступника.

Основная цель уголовной политики – предотвращение совершения новых преступлений. Реализация превентивной (предупредительной) функции юридической ответственности привело к некоторой деформации основополагающих принципов. F: была введена категория «привычных» преступников, которые могли быть вновь помещены в исправительные учреждения, если их образ жизни предполагал совершение новых преступлений. В этом случае принцип ответственности только за деяние.



В процессуальном буржуазном праве в ХХ веке наиболее полно были воплощены начала состязательности процесса F: в отличии от УПК Франции 1808г. задержанные получили право пользоваться услугами адвоката с момента задержания. В большинстве буржуазных стран утвердился суд присяжных. Одновременно с этим по незначительным спорам и делам была установлена упрощенная процедура рассмотрения этих дел единолично судьей.

В некоторых буржуазных странах на несколько десятилетий устанавливался авторитарный режим, в рамках которого основополагающим принципом буржуазного права или ограничен, или полностью отменен (Италия, Испания, Португалия, Греция, Германия).

Резкое увеличение нормативного правового материала, новые тен­денции в развитии правовых систем привели к изменениям и в источниках права. Старые кодексы, особенно принятые в XIX в., обросли многочисленными поправками. В ряде стран им на смену пришли кодексы нового поколения, которые в большей степени соответствовали потребностям современ­ного капитализма.

Значительный рост и усложнение законодательства, появление большого числа новых правовых актов потребо­вали проведения крупных кодификационных работ. Но во многих странах произошла своеобразная "декодификация", проявившаяся в том, что значительная часть положений кодекса начинает подменяться или же вытесняться теку­щим законодательством.

Существенные изменения произошли в самой внутрен­ней структуре источников права. В XX в., несмотря на зна­чительный рост законодательства, в общей массе правового материала увеличился удельный вес актов исполнительной власти. Этому изменению в соотношении закона и актов исполнительной власти способствовали в ряде стран и кон­ституции, которые ограничили законодательные правомо­чия парламента определенными предметными рамками (на­пример, статья 34 Конституции Франции 1958 г.). Сами за­коны нередко принимаются парламентами в довольно обобщенном виде и требуют последующей нормативной конкре­тизации.

Президентские и правительственные декреты, прика­зы и регламенты министерств, как и другие виды админи­стративных актов, во всех без исключения государствах Запада стали важным инструментом практического приспо­собления содержания права к быстро меняющимся общест­венным условиям. Процесс возрастания роли правительст­венных и иных административных актов (специализирован­ных комиссий, "независимых" агентств и т. п.) ускорялся в случаях ослабления парламентской системы, выхода испол­нительного аппарата из-под фактического контроля пред­ставительных органов. В фашистских государствах (в Гер­мании при Гитлере, в Италии при Муссолини, в Чили при Пиночете и т. п.), а также при иных авторитарных режимах правительства открыто узурпировали законодательные пол­номочия, отменяя или подменяя своими актами не только парламентские акты, но и конституционные нормы.

Правительственное нормотворчество получило разви­тие в виде так называемого делегированного законодатель­ства, принятие которого осуществлялось по уполномочию парламента и при его официальном контроле. В последние десятилетия в ряде стран в связи с возрастанием роли правительственной власти и бюрократии правотворческий ха­рактер наряду с нормативными административными акта­ми приобретает и сама административная практика. Адми­нистративные решения правительственных и иных испол­нительных органов власти привели в целом ряде случаев к созданию административных прецедентов, за которыми фактически признается нормативная сила.

В ряду других источников права возрастает также и значение судебной практики. Все большее воздействие су­дебная практика начинает оказывать на развитие отдель­ных правовых институтов и в тех странах континентальной системы, где исторически судебный прецедент не признавался источником права, но решения высших судов по сво­ему фактическому значению все больше приобретали свой­ства прецедента. Наибольшую правотворческую роль игра­ет судебное решение, выносимое в связи с толкованием за­конов.

Особое место среди источников права заняли решения конституционных судов, созданных под влиянием США по­сле второй мировой войны во многих странах Европы и Азии (Италия, Япония, ФРГ, Индия и др.). Несмотря на ряд анти­демократических решений, вынесенных под давлением консервативных сил в 40-50-х гг., в целом институт судебного конституционного контроля и созданные в процессе его осу­ществления конституционные доктрины способствовали развитию права и укреплению демократических принципов политической жизни.




7830671402731234.html
7830692275224923.html
    PR.RU™